Договор международной воздушной перевозки пассажира и багажа: понятие, особенности, система правового регулирования Мосашвили, Вахтанг Вячеславович

Диссертация – 480 руб. доставка 10 минут. круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат – бесплатно. доставка 10 минут. круглосуточно, без выходных и праздников

Содержание к диссертации

Введение

Глава 1. Понятие договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа 22

1. Понятие «международная воздушная перевозка» и его соотношение с категорией «договор международной воздушной перевозки пассажира и багажа» 22

2. Правовая природа и сущность договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа 58

ГЛАВА 2. Особенности договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа 78

1. Специфика предмета и содержания договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа 78

2. Субъектный состав отношений по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа 114

3. Особенности формы договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа 125

4. Ответственность сторон по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа 143

ГЛАВА 3. Система правового регулирования договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа 170

1. Международно-правовое соглашение как источник правового регулирования отношений по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа 170

2. Национально-правовые акты в регулировании отношений по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа 192

Заключение 211

Библиография 215

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В настоящее время гражданская авиация, как российская, так и в международном масштабе, переживает наиболее значительные за всю ее историю перемены. Глобализация, дерегулирование, либерализация отношений по международным воздушным перевозкам, укрупнение компаний и образование международных союзов, расширение правовых основ сотрудничества в форме двусторонних соглашений, приватизация авиакомпаний и аэропортов, корректировка действующего законодательства и попытки совершенствования механизма правового регулирования в части защиты прав пассажира воздушного судна, внедрение новых форм реализации отдельных отношений

в области международной перевозки — вот лишь некоторые факторы, поставившие под сомнение установившиеся нормы и практику ведения дел и управления в данной отрасли не только в нашей стране, но и во всем мире. Серьезные сдвиги наметились и в отношении авиакомпаний

к пассажирам, что обусловлено как конкурентной борьбой, так и новеллами в действующем законодательстве и практике.

Актуальность избранной темы в немалой степени связана с результатами принятия Федеральных авиационных правил «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей», утвержденных приказом Минтранса России от 28.06.2007 № 82. Указанные правила, безусловно, повлияли на текущее состояние российского регулирования собственно международных отношений по договору воздушной перевозки пассажира и багажа, но не были обстоятельно освещены через призму оценки путей совершенствования действующих отечественных норм. Система правового регулирования договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа в целом, включая особенности недавно принятых актов или изменений к ним, представляет собой специальный предмет для всестороннего научного анализа, причем в рассмотрении нуждается как цивилистический блок правовых проблем регламентации договоров международной воздушной перевозки, так и подход к ним

с точки зрения международного частного права вообще, а не только их так называемая международно-правовая составляющая.

Целью настоящего диссертационного исследования выступает теоретическая разработка в аспекте международного частного права целостного представления о договоре международной воздушной перевозки пассажира и багажа, системе его регулирования и, следовательно, устранение имеющихся в науке международного частного права пробелов,

а также выявление понятия, сущности и особенностей договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа.

Достижение указанной цели определило постановку и решение следующих задач:

– исследование понятия «международная воздушная перевозка пассажира и багажа» и соотнесение его с категорией «договор международной воздушной перевозки пассажира и багажа»;

– выявление правовой природы и сущности договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа, анализ специфики предмета договора международной воздушной перевозки пассажира

и багажа;

– исследование субъектного состава отношений по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа, особенностей формы и содержания договора с учетом отличительных признаков

и характерных черт на основе российского гражданского и международного частного права;

– комплексный анализ системы правового регулирования, относящегося к правовому положению пассажира и перевозчика по данному виду договора, включая проблемы ответственности сторон и установление иерархии применимых национальных и международно-правовых, коллизионных и материально-правовых норм;

– конструирование системы правового регулирования договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа и ее составляющих: международного соглашения и национально-правового акта как взаимосвязанных и взаимно влияющих друг на друга источников правового регулирования международной воздушной перевозки пассажира и багажа;

– формулирование предложений по совершенствованию действующего регулирования отношений, вытекающих из договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа, и обеспечению эффективности взаимодействия международно-правового и национально-правового регулирования.

Объектом исследования выступают общественные отношения

в сфере осуществления договорных международных воздушных перевозок пассажиров и багажа и оказания услуг, связанных с выполнением перевозок такого рода.

Предметом исследования являются нормы гражданского законодательства и актов, относящихся к международному частному праву РФ

и других государств, положения международных договоров, которые касаются межгосударственного сотрудничества в области установления прав и обязанностей, возникающих у пассажира и авиакомпаний в рамках заключения и исполнения договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа, а также ответственности за несоблюдение условий такого договора, судебная практика в сфере функционирования международных воздушных сообщений, отечественная и зарубежная доктрина

в части разработки договорных отношений по международной воздушной перевозке пассажира и багажа.

Степень научной разработанности темы исследования. За последние десятилетия отечественная юридическая литература пополнилась рядом трудов, в которых освещаются как общие, так и специальные аспекты проблематики, относящейся к гражданско-правовым вопросам договорных отношений, в том числе в сфере транспортных услуг. При разработке теоретических аспектов и практических рекомендаций, относящихся к теме, диссертант опирался на исследования отечественных

и зарубежных ученых, имеющие значение для изучения и решения исследуемого круга проблем, а также на работы дореволюционных авторов. Следует отметить, что проблема международной воздушной перевозки пассажиров, грузов и багажа как таковая поднималась отечественными учеными еще в советские времена. К наиболее известным можно отнести труды А. Н.Брылова, а также В. Д.Бордунова, Б. П.Елисеева, О. Н.Садикова и др. Вопросам правового регулирования договорных отношений, включая частноправовые аспекты и отношения по перевозке (международной воздушной перевозке), с учетом последних тенденций в изменении российского законодательства, посвящали свои работы и многие современные авторы, правда, в весьма различной степени. Несмотря на наличие солидной теоретической базы, послужившей основой для данного диссертационного исследования, необходимо подчеркнуть, что подход

к изучению договоров международной воздушной перевозки вообще

и договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа

в аспекте международного частного права предпринимался сугубо с позиций анализа норм международных соглашений, действующих в данной области. Публикаций, посвященных коллизионному направлению в регулировании отношений по международной воздушной перевозке, очень мало. Указанное обстоятельство не только обусловило выбор темы исследования, но и определило его цель и задачи.

Методологическая основа исследования. В процессе проведения диссертационного исследования использовались общенаучные и специальные методы познания предмета, традиционно относящиеся к методологическому аппарату юридической науки: диалектико-материалисти-

ческий, историко-ретроспективный, метод системного анализа; формально-логический и формально-юридический, сравнительного правоведения; методы научного абстрагирования, аксиоматизации, теоретического моделирования, аналогии, экстраполяции, конкретно-социологического и прогностического исследования. Особое значение для методологии диссертационного исследования имели принципы логической определенности, системности и всесторонности, составляющие предметное содержание применяемых методов.

Нормативная база исследования. В процессе подготовки и выполнения настоящего исследования диссертантом был привлечен широкий круг источников международного права — многосторонние и двусторонние международные соглашения РФ, относящиеся к рассматриваемой области права, действующие национально-правовые акты РФ и зарубежных стран, которые регулируют общественные отношения в сфере международных

воздушных сообщений и международной воздушной перевозки. Особое внимание было уделено руководящим документам органов исполнительной власти в области воздушных перевозок и обеспечения их безопасности, а также соблюдения и защиты прав пассажира. Кроме того, при подготовке данной работы автором были использованы «Руководство по воздушным перевозкам пассажиров и багажа», разработанное ОАО «Аэрофлот» (приказ № 34 от 03.02.2000), а также положения и правила, действующие в других российских авиакомпаниях, базой для создания которых послужили не только международные стандарты, но и тщательно подготовленные с юридической точки зрения акты органов управления гражданской авиацией советского этапа ее развития («Правила международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов», утвержденные МГА СССР от 3 января 1986 г. а также «Правила перевозки пассажиров, багажа и грузов на воздушных линиях Союза ССР», утвержденные приказом МГА СССР от 16 января 1985 г. № 19). Помимо этого проанализирована договорная практика, сделан акцент на типовые договоры, которые отечественные авиакомпании наиболее часто используют в повседневной деятельности. В ходе проведения исследования диссертантом использованы также нормативно-правовые акты некоторых стран CНГ, других иностранных государств, в том числе США, Японии, стран — членов Европейского союза, регламентирующие заключение, исполнение и ответственность сторон по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа.

Эмпирическую основу исследования составляет практика судебной защиты прав пассажира по спорам, обусловленным договорами международной воздушной перевозки. В диссертации подвергнуты анализу дела, рассмотренные российскими судами различных инстанций, в том числе опубликованные, а также судебные разбирательства по спорам, связанным с нарушением одной из сторон обязательств по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа, в которых автор лично принимал участие, что способствовало выявлению существенных пробелов и недостатков действующей в настоящее время системы правового регулирования анализируемых отношений. В эмпирическую базу диссертационного исследования включается и зарубежная судебная практика.

Теоретическую основу исследования составили работы отечественных правоведов в области общей теории права и гражданского права: Т. Е. Абовой, М. М. Агаркова, С. С. Алексеева, С. Н. Братуся, А. М. Васильева, А. Б. Венгерова, Б. П. Елисеева, О. С. Иоффе, О. Э. Лейста, Р. З.Лившица, Г. В. Мальцева, М. Н.Марченко, В. П.Мозолина, Г. С.Остроумова,

А. С. Пиголкина, О. Н. Садикова, Е. А. Суханова, Р. О. Халфиной, В. Ф. Яковлева и др. Для исследования роли международно-правовых соглашений

в регулировании договоров международной воздушной перевозки и общих положений гражданского и международного частного права были использованы труды советских и российских юристов-международников: Л. П. Ануфриевой, А. А. Баталова, М. М. Богуславского, В. Д. Бордунова,

В. Г. Буткевича, Г. М. Вельяминова, Л. Н. Галенской, В. Э. Грабаря, В. Н. Дурденевского, Н. Ю. Ерпылевой, Н. В. Захаровой, В. П. Звекова, Г. В. Игнатенко, В. А. Канашевского, С. Б. Крылова, М. И. Кузнецова, Л. А. Лунца,

Н. И. Марышевой, Н. В. Миронова, Р. А. Мюллерсона, Т. Н. Нешатаевой, Н. Н. Остроумова, Е. Т.Усенко, Г. Ю.Федосеевой и др. Привлекались также зарубежные исследования, в которых затрагивались как общие понятия международного частного права, так и конкретные вопросы международной воздушной перевозки: Л. Векаша и Ф. Мадла, П. Гийо,

И. Дерэна, М. Иссада, В. Кутикова, П. Лялива, Л. Рецеи, М. Келлера и К. Сира, Дж. Колльера, Х. Кетца, М. Коппенол-Ляфорс, Х. Коха, П. Майе и В. Езе, У. Магнуса, П. Винклера фон Моренфельса, Дж. Кордеро Мосс, Дж. Чешира и П. Норта, Л. Раапе, Ч. Санфилиппо, Б. Ченга, Т. Хартли, К. Цвайгерта, Х. Шака и др.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что оно представляет собой первую диссертационную работу, специально посвященную теоретическим аспектам понятия, особенностей и системы правового регулирования договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа, рассмотренным через призму международного частного права.

В диссертации выявлены основные проблемы понятийного аппарата, относящегося к договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа, которые существуют в рамках соответствующих разделов гражданского права и международного частного права РФ, а также теории международного права в части функционирования и реализации межгосударственных соглашений, заключенных в сфере международных воздушных перевозок; проанализированы сущность, отличительные признаки формы и содержания договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа с позиций международного частного права, расширяющие теоретический фундамент разработки понятия и содержания указанного вида договора.

Работа направлена на создание целостной концепции системы регулирования и защиты прав пассажира при международных воздушных перевозках, позволившей выявить ряд существенных недостатков как

в уже устоявшихся позициях, закрепленных в действующих нормативно-правовых актах, так и в относительно недавно введенных новеллах регулирования, а также наметить основные направления его совершенствования, прежде всего с помощью надлежащего учета взаимодействия международно-правового и национально-правового регулирования договорных отношений по международной воздушной перевозке пассажиров

и багажа. В связи с этим автором предпринят комплексный анализ такой первостепенной сферы правового регулирования, как защита прав и интересов пассажира при международных воздушных перевозках, а также совместимость закрепленных в национальном праве РФ подходов с единством всей системы регулирования договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа с учетом международно-правовой составляющей.

В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие новые или содержащие элементы новизны положения:

1. Договор международной воздушной перевозки теорией и практикой последних лет принято в целях обобщения относить к укрупненной категории «транспортных» гражданско-правовых договоров. Между тем

в подобном «укрупнении» кроется определенная опасность, поскольку оно не обеспечивает дифференциации между внутренними и международными перевозками и оформляющими их договорами, — «договор международной воздушной перевозки», включая перевозку пассажира

и багажа, «растворяется» в числе отдельных разновидностей «транспортных договоров», нуждаясь в то же время в выработке четких юридических критериев в целях своего отграничения не только от договоров внутренней перевозки или иных видов «транспортных договоров», но

и от прочих договоров международной перевозки.

2. Консенсуальный характер договора международной воздушной перевозки пассажира и реальный характер договора перевозки багажа не позволяют говорить об их правовом единстве, что подкрепляется и нормами международно-правовых соглашений, которые, соответственно, дифференцируют «удостоверения» заключения договоров перевозки пассажира и багажа в виде билета и багажной квитанции (согласно Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок (Монреаль, 28 мая 1999 г.) (далее — Монреальская конвенция), — «багажной идентификационной бирки на каждое место зарегистрированного багажа»). Наряду с этим очевидна обусловленность реального договора международной воздушной перевозки багажа консенсуальным договором перевозки пассажира. Вследствие этого закономерен вывод, что обязанность перевозки багажа для авиакомпании-перевозчика оформляется двумя инструментами: соглашением о перевозке пассажира и заключенным субсидиарно договором перевозки багажа. Без первого второй не существует не только фактически, но и прежде всего юридически, вследствие чего багаж принимается к перевозке только при предъявлении проездного билета.

3. Сочетание действия правил международно-правового происхождения (Конвенции для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок (Варшава, 12 октября 1929 г.) (далее — Варшавская конвенция), Монреальской конвенции и других соглашений) с национально-правовыми предписаниями — бесспорный признак специфики правового регулирования договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа. Однако его природа и механизм остаются зачастую за рамками теоретического анализа. Закономерно, что центр тяжести в регулировании международной воздушной перевозки падает на международно-правовые акты. Благодаря последним во внутригосударственном праве вследствие необходимых изменений общего мерила (общих норм) создаются специальные правила, учитывающие особенности международной перевозки. Указанное сочетание международных и национально-правовых норм имеет характер системной связи: каждый из данных элементов выступает во взаимодействии с другим и ни один из них не может быть оторван друг от друга; специальные нормы национального права, возникнув на основании международно-правовых соглашений, сохраняют автономное положение по отношению к общим гражданско-правовым нормам и существуют с таким содержанием, поскольку действуют международно-правовые положения.

4. Оценивая природу и особенности такого явления, как международная воздушная перевозка вообще и перевозка пассажира и багажа в частности, необходимо констатировать их неоднозначность, выражаемую присутствием и частноправовых, и публично-правовых характеристик. Так, ключевыми критериями международной воздушной перевозки пассажира

и багажа служат понятия «место отправления» и «место назначения пассажира, груза и багажа», что в конечном итоге опосредствует разграничение территориальной юрисдикции, а значит, и правопорядков разных государств. Данное обстоятельство детерминирует также отличия договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа как сделки от иных видов внешнеэкономических сделок. При этом, однако, сохраняется общность договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа

с международными сделками как таковыми по критерию предмета, регулируемого международным частным правом в целом, т. е. тем, что отношение характеризуется проявлением юридической связи с правопорядками различных государств.

5. Принятие нового межгосударственного соглашения для целей правового регулирования международной воздушной перевозки (Монреальской конвенции) не означает отрицания общности основных подходов и признаков, заложенных в Варшавской (состоящей из множественности актов, формирующих ее «пакет») и Монреальской конвенциях применительно к существу явления международной воздушной перевозки: не только суть дефиниций, но и концептуальная основа конструирования понятия международной воздушной перевозки сохраняются в обеих конвенциях, что не может не отразиться и на внутригосударственном праве участвующих государств.

6. Для эффективности правового регулирования отношений по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа принципиально важным является установление надлежащей иерархии применимых норм. В этом плане существуют два вектора: соотношение между коллизионными и материальными нормами и определение приоритетов в применении собственно материально-правовых норм. В первом случае действие генеральной конституционной формулы, обусловленной ч. 4 ст. 15, конкретизируется правилами отраслеобразующих гражданско-правовых

актов, прежде всего п. 1 и 2 ст. 7, а также п. 3 ст. 1186 ГК РФ об исключении определения на основе коллизионных норм права, применимого

к вопросам, полностью урегулированным материально-правовыми нормами, которые содержатся в международном договоре РФ. Это составляет юридическую основу для превалирования норм Варшавской конвенции и иных международных соглашений, обязательных для России, над коллизионными нормами национального права. Рамки искомой иерархии по второму направлению очерчены указанием на то, что правила, «установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям

с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом» (абз. 4 п.1 ст. 2 ГК РФ). Исходя из этого, нормы гражданского права, содержащиеся в федеральных законах, специально направленных на регулирование упомянутых отношений с иностранным участием, имеют преимущественную силу перед ГК РФ. Участие иностранного лица в договорном отношении по воздушной перевозке пассажира и багажа является частным случаем международной перевозки, а не ее характерным признаком. Лишь в некоторой степени, при наличии соответствующих условий, указанный фактор способен содействовать отграничению международной воздушной перевозки от внутренней. В результате выстраивается следующая иерархия актов и их норм в области регулирования договора международной воздушной перевозки: а) международные соглашения;

б) специальные акты, касающиеся международной воздушной перевозки или воздушной перевозки вообще, но содержащие особые нормы по международной перевозке, в том числе правила Воздушного кодекса РФ, или иные федеральные законы, регламентирующие международные отношения (в том числе и отношения с участием иностранных лиц); в) ГК РФ;

г) другие федеральные законы, содержащие нормы гражданского права (например, Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»).

7. При осуществлении договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа пассажир выступает в качестве потребителя предоставленной перевозчиком услуги. Современное международное регулирование и прежде всего Монреальская конвенция исходят из необходимости юридического единообразия в обеспечении защиты интересов потребителей при международных воздушных перевозках и справедливой компенсации на основе принципа наиболее полного возмещения. Этот принцип представляется главенствующим и должен быть заложен в основу национально-правового регулирования Российской Федерации вообще, а не только при подготовке к ратификации указанной Конвенции. Это означает, что в Российской Федерации такая защита должна осуществляться на базе всего комплекса относящихся к договору международной воздушной перевозке пассажира и багажа предписаний: положений международно-правовых соглашений, регламентирующих международные воздушные перевозки, Воздушного кодекса РФ и ГК РФ, с использованием, наконец, в подлежащих случаях и Закона о защите прав потребителей. Принцип справедливой компенсации и наиболее полного возмещения при регулировании отношений, вытекающих из международной перевозки пассажира и багажа, означает получение результата, наиболее отвечающего интересам пассажира как слабой стороны в договоре.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Сформулированные в диссертации выводы и предложения углубляют теоретическую разработку правовых проблем договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа, существующую в отечественном правоведении, и могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях данного предмета в аспекте гражданского и международного частного права, а также служить основой для совершенствования российского законодательства, регулирующего международные воздушные перевозки в целом и защиту прав и интересов пассажиров в частности.

Материалы диссертации могут стать частью учебно-методических пособий в рамках образовательного процесса в высших учебных заведениях при подготовке специалистов юридического и экономического профиля

в ходе изучения проблем правового регулирования международных отношений частноправового характера, связанных с договором международной воздушной перевозки пассажира и багажа.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были обсуждены и одобрены на совместном заседании кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса и кафедры международного права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации». Основные теоретические выводы и положения диссертационного исследования нашли отражение в выступлениях автора на конференциях, в том числе посвященных применению авиаперевозчиками РФ Федеральных авиационных правил «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов

и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей» в 2007–2008 гг. а также в опубликованных статьях, включая издания, рекомендованные ВАК, по правовым проблемам международной воздушной перевозки.

Структура диссертации. Выполненная работа состоит из введения, трех глав, разделенных на восемь параграфов, заключения, списка нормативных актов и библиографического списка.

Понятие «международная воздушная перевозка» и его соотношение с категорией «договор международной воздушной перевозки пассажира и багажа»

Правовое регулирование договорных обязательств занимает едва ли не основное место в гражданском праве любого государства. Нормы, касающиеся регламентации международных договорных обязательств, играют традиционно значительную роль и в международном частном праве. Благодаря этим правилам упорядочивается обширный круг соответствующих отношений частноправового характера, в том числе и международная воздушная перевозка пассажира и багажа. Спецификой частноправовых международных отношений, как известно, выступает то обстоятельство, что на их регулирование могут претендовать два или более правопорядков, вследствие чего основной проблемой выступает выбор компетентного права. В условиях наличия соответствующего международно-правового договора, содержащего единообразные нормы, которые призваны обеспечить согласованное их применение к определенному виду отношений не одним, а несколькими участвующими государствами, таким компетентным правом будут служить нормы последнего.

Отношения авиаперевозчиков и пассажиров при международной воздушной перевозке основаны на договоре перевозки и реализуются в пределах, установленных его содержанием. Варшавская конвенция 1929 г. и новая, Монреальская, конвенция 1999 г. а также национальное законодательство, действующее в сфере международных воздушных сообщений, исходят из того, что участвующие в авиаперевозке стороны заключают и исполняют договор перевозки, хотя непосредственно упоминание таких терминов, как «договор» и «договор международной воздушной перевозки», в текстах международно-правовых документов, например, Варшавской конвенции, не имеет место. В частности, ее ст. 1 гласит: «Настоящая Конвенция применяется при всякой международной перевозке людей, багажа или товаров, осуществляемой за плату посредством воздушного судна. Она применяется также к бесплатным перевозкам, осуществляемым посредством воздушного судна предприятием воздушных перевозок». Аналогичная ситуация наблюдается и в случае с Монреальской конвенцией. Понятно вследствие этого, что материал международных соглашений не позволяет выявить какие-либо признаки рассматриваемого понятия. Наряду с этим и внутригосударственное право не всегда предоставляет такие возможности. В частности, «договор международной воздушной перевозки пассажира и багажа» – термин, который не имеет однозначного, четкого толкования и применения ни в российской правовой науке, ни в законодательстве Российской Федерации. В немалой степени это связано с отсутствием нормативного определения отдельного договорного вида договора международной перевозки – в каком-либо акте. В этой связи в литературе предлагается воспользоваться общими моделями определения договора перевозки, содержащимися в ГК РФ. Согласно ст. 785 ПС РФ, по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. В соответствии со ст. 786 по договору перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить багаж в пункт назначения и выдать управомоченному на получение багажа лицу; пассажир обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа и за провоз багажа. Стоит согласиться с мнением В. А. Канашевского, что «за определенными изъятиями, данные определения применимы к международной перевозке»2, по крайней мере в той их части; которая касается существа понятия1 «договор».

Договор международной воздушной перевозки пассажирам иі багажа воплощает в себе архетип большой группы гражданско-правовых договоров, именуемых «транспортными», в сферу регулирования которых включаются различные договорные обязательства, обобщенно также именуемые «транспортными». С. Ю. Гуржей подчеркивает, что выделение транспортных обязательств необходимо в силу специфики основной транспортной функции, основной услуги транспорта – по перемещению людей и грузов в пространстве3. Г. П. Савичев детализирует значение данного вида обязательств следующим образом: «Транспортные обязательства обусловлены характером отношений, возникающих в процессе перевозок грузов, пассажиров и багажа. Спецификой таких отношений является то, что они опосредствуют сферу услуг нематериального (неовеществленного) характера, предоставляемых должником кредитору»4.

Транспортные обязательства являются важной составляющей системы обязательств по оказанию гражданско-правовых услуг. Обязательства по оказанию услуг, которые непосредственно влияют на осуществление транспортного процесса на различных его стадиях, – это обязательства в области

транспортной деятельности по перемещению материальных ценностей, пассажиров, их багажа, экспедиционного обслуживания, буксировки судов и плотов, объединяемые общей – сферой хозяйственной деятельности – и особенностями ее организации.

Транспортное обязательство, согласно «классическому» подходу. отраженному в юридической литературе, может быть определено как «обязательство, в силу которого одно лицо – перевозчик (эксплуатант) обязуется совершить в пользу другого лица – грузоотправителя, грузополучателя, пассажира, владельца багажа или грузобагажа – определенные юридические или фактические действия, по оказанию транспортных услуг, связанных с перевозкой, а другое лицо – оплатить оказанные услуги в размере, установленном законодательством или соглашением сторон»1. Обязательство перевозки, по мнению Д. А. Медведева и В. Т. Смирнова, служит ядром транспортных обязательств2.

В свою очередь В. Д. Бордунов определяет «ядро» договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа как «обязательство назначенного перевозчика перевезти пассажира и его багаж из международного аэропорта своей страны в международный аэропорт (аэропорты) другой страны. По своему характеру это обязательство может быть определено как транспортное обязательство, опосредующее нематериальные услуги, предоставляемые перевозчиком пассажиру. Данное транспортное обязательство становится таковым для перевозчика только в случае оплаты пассажиром установленного за перевозку тарифа; что является свидетельством явно выраженного согласия пассажира с условиями перевозки и подтверждением факта заключения договора на строго определенный период»1.

Поскольку понимание сущности договора международной воздушной перевозки является принципиальным моментом для настоящего исследования, целесообразно прежде всего проанализировать и систематизировать имеющиеся в литературе точки зрения по этому поводу, чтобы на этой основе раскрыть содержание понятия договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа и сформулировать его определение. Отправной точкой будут служить общие представления о международной воздушной перевозке пассажира и багажа, исходя из чего можно сформулировать хотя бы некоторые ее критерии.

Специфика предмета и содержания договора международной воздушной перевозки пассажира и багажа

Любой человек, выступая в роли потребителя и отдавая деньги, желает знать, за что именно он платит. Точно так же и пассажир должен быть осведомлен, из чего формируется объявленная цена купленного им билета и каким образом учитываются его права и законные интересы в заключаемом им договоре международной воздушной перевозки. Важность рассмотрения проблемы учета и защиты прав потребителей заключается в том, что в России практически все ранее действующее законодательство, оставшееся еще со времен существования СССР, основывалось на приоритете интересов изготовителя и продавца, являвшихся государственными организациями, а немногочисленные законодательные нормы, которые имелись в области охраны интересов потребителя, были заблокированы ведомственными нормативными актами и практически не действовали.

Во многих странах, в первую очередь промышленно развитых, сравнительно давно уже имеется соответствующая нормативная база. Проблема защиты потребителя приобрела международное значение, и в апреле 1985 года Генеральная Ассамблея ООН приняла «Руководящие принципы, для защиты интересов потребителей» в качестве основы для разработки правительствами государств политики и законодательства в этой области. Начало перестройки нашего общества, ориентация экономики на нужды человека, потребовали максимального расширения прав потребителей и закрепления мер, обеспечивающих реальное их осуществление на законодательном уровне1.

Важную мысль о роли права высказал Президент ИКАО Ассад Котайн при открытии международной – конференции по воздушному праву: «. Право продолжает оставаться «храмом? консерватизма», диктуемого жесткими понятиями, суверенитета и национальных\. интересов. Однако? в эпоху глобализации мы должны стремиться к расширению; границ интернационализма г на основе глобального сотрудничества государств»1.

Советское законодательство признавало лишь один; договор перевозки пассажира и багажа. В пользу этого свидетельствует хотя? бы тот факт, что в Основах гражданского законодательства OGOP 1961 г. наряду с определением договора перевозки груза давалось и самостоятельное определение договора перевозки пассажира: по договору перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения а в случае сдачи пассажиром, багажа – также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на\ получение багажа лицу; пассажир обязуется уплатить установленную плату за. проезд, а при сдаче багажа – и за провоз, багажа, (ч. 2 ст. 72 Основ). Из сказанного со всей, очевидностью1 следует, что договор перевозки багажа законодатель не выделял в качестве особого вида договорашеревозки;

На; это указывал А. Л. Маковский в комментарии к ст. 72 Основ: «В соответствии с определением этого договора в Основах обязанность перевозчика доставить в пункт назначения багаж является возможным условием договора перевозки пассажира, а не обязанностью по самостоятельному договору перевозки багажа, как обычно считалось в нашей литературе»”.

В связи с этим видообразующими признаками данного договора, позволяющими выделить его в отдельный вид договора перевозки, являются/ особенности его предмета, а также субъектного состава. Предметом» договора перевозки пассажира как отдельного вида договора перевозки являются действия»перевозчика по доставке пассажира, в пункт назначения, а при сдаче пассажиром1 багажа – и указанного багажа; который должен быть выдан управомоченномуна получение его лицу, а также действия пассажира по уплате установленной платы за проезд и провоз багажа.

В условиях1 перехода к рыночным отношениям в российском праве утвердились новые юридические понятия: «перевозка транспортом общего пользования» и соответственно «перевозчик общего пользования», появившиеся еще во 2-ой половине XX века. Согласно ст. 789 ГК РФ перевозка, осуществляемая коммерческой организацией, признается перевозкой і транспортом общего пользования, если из закона, иных правовых актов. вытекает, что эта организация обязана осуществлять перевозки по обращению любого гражданина или юридического лица1.

Перечень организаций, обязанных осуществлять перевозки общего пользования, должен – публиковаться в установленном порядке (ч. 2 п. 1 ст. 789 ГК РФ). В настоящее время такой порядок не установлен, и перевозчиками общего пользования надлежит считать транспортные организации, обязанные в силу транспортных кодексов выполнять транспортные операции общего характера.

Договор перевозки транспортом общего пользования является согласно ГК РФ публичным договором, и, в силу статей 426 и 445 ГК РФ, при необоснованном уклонении транспортной организации от вступления в такой договор можно требовать его заключения и возмещения причиненных убытков.

Условия, характеризующие содержание договора международной воздушной1 перевозки пассажира и багажа, и, следовательно, обладающие особым» значением, содержатся в проездных документах. «Условия договора» отвечают на вопрос об объеме обязанностей и качестве услуг, установленных авиаперевозчиком в отношении перевозки, которые соответствуют действующим правилам тарифов. Условия1 перевозки (договора) подразумевают также различные привилегии и ограничения, касающиеся предполагаемой воздушной перевозки. Вместе с ценой они составляют основу «договора перевозки» между авиаперевозчиком и пассажиром.

В целях согласования условий перевозки несколькими перевозчиками Международная ассоциация воздушного транспорта (ИАТА)1 подготовила 2 документа: резолюцию 724 «Пассажирский билет. Уведомления и условия договоров» и Рекомендуемую практику 1724 «Общие условия перевозки (пассажир и багаж)» (2000 г.)2.

Международно-правовое соглашение как источник правового регулирования отношений по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа

Современное правовое регулирование отношений по международной воздушной перевозке вообще и конкретно по международной перевозке пассажира и багажа, в частности, представляет собой весьма сложное и разветвленное явление юридического порядка. В данном случае мало отметить наличие совокупности международно-правовых актов, относящихся к предмету, даже если и подчеркивать, что сами эти акты объединены в «систему», – например, «Варшавскую систему». Надлежащее представление об этом явлении дает системный взгляд, в то время как при подходе к нему большинства авторов делается акцент прежде всего и именно на перечне имеющихся международных договоров в затронутой области1. Характеризуя правовое регулирование отношений по договору международной воздушной перевозки пассажира и багажа, следует подчеркнуть, что дело не в определенном наборе средств и источников, вовлеченных в процесс и схемы регламентации анализируемых общественных отношений, в том числе и международно-правовых, не в их количестве или даже качестве (хотя это в юридическом плане никто не станет отрицать). Речь идет о необходимости особых их связей между собой внутри одной части системы и, разумеется, взаимодействия отдельных составляющих, входящих в рассматриваемую систему. Данный вывод покоится на основных постулатах философской науки, занимающейся теорией систем. В частности, под системой ею понимается множество элементов с отношениями и связями между ними, образующее определенную целостность. Элементы множества, образующего систему, находятся между собой в определенных отношениях и связях. Системное исследование предполагает не только установление способов описания этих отношений и связей, но и — что особенно важно — выделение тех из них, которые являются системообразующими, т. е. обеспечивают свойство целостности – условие относительно обособленного функционирования и, в некоторых случаях, развития системы. Отношения и связи в системе при определенном представлении системы сами могут рассматриваться как ее элементы, подчиняющиеся соответствующей иерархии. Это позволяет строить различные, не совпадающие между собой последовательности включения систем друг в друга, описывающие исследуемый объект с разных сторон1. Л. Бертоланфи определял систему как комплекс элементов, находящихся во взаимосвязи и взаимодействии. Поэтому существенным признаком системы является известная согласованность ее элементов.

Двумя ведущими составными частями, детерминирующими характер системы как таковой в правовом регулировании международной воздушной перевозки пассажира и багажа (как и международной воздушной перевозки в целом), выступают, во-первых, международно-правовые акты (международные договоры) и источники национального, внутригосударственного права каждой страны (национальные законы, подзаконные акты, в некоторых случаях — в основном в странах «общего права» – прецеденты судебные), – во-вторых. Основную же нагрузку несет на себе ведущий признак системы — взаимосвязи между составляющими ее элементами, причем действующие как в прямом, так и в обратном направлениях. В этом смысле взаимное влияние международно-правовых актов на развитие национальных норм, предназначенных для регламентации и отношений по договору международной воздушной перевозке пассажира и багажа, в дисперсном, «рассеянном», виде демонстрировалось на всем протяжении работы, вследствие чего, думается, не требуется повторять это вновь. В то же время по мере необходимости, когда речь должна идти о «концентрированном» взгляде на такое взаимодействие, следование данному подходу будет продолжено.

Международные источники включают в себя достаточно обширную нормативную базу, состоящую из:

– универсальной Конвенции о международной гражданской авиации 1944 г. (Чикагская конвенция 1944 г.);

– соглашений о коммерческих правах: Соглашения о транзите при международных воздушных сообщениях 1944 г. (или «о двух свободах» воздуха) и Соглашения о международном воздушном транспорте 1944 г. (или о «пяти свободах» воздуха), относящихся к регулярным международным воздушным сообщениям;

– конвенций об унификации национально-правовых норм: Конвенции для унификации правил, касающихся международных воздушных перевозок, 1929 г. (Варшавская конвенция 1929 г.) и заменяющей ее Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок 1999 г. (Монреальская конвенция 1999 г.). Эти международные договоры устанавливают режим единообразного применения перевозчиками части правил международных воздушных перевозок при осуществлении международных воздушных сообщений. В эту группу входит также Конвенция об ответственности за ущерб, причиненный воздушным судном третьим лицам на поверхности, 1952 г. (Римская конвенция 1952 г.);

– конвенций по борьбе с угоном и захватом самолетов: Конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушного судна, 1963 г. (Токийская конвенция 1963 г.), Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 г. (Гаагская конвенция 1970 г.), Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 г. (Монреальская конвенция 1971 г.), Протокола о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 г. дополняющего Монреальскую конвенцию 1971 г. Конвенции о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения 1991 г.;

– конвенции об унификации норм, гарантирующих защиту финансовых интересов кредиторов при лизинге воздушных судов и иных средств обеспечения обязательств: Конвенции о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования и Протокола по авиационному оборудованию к ней 2001 г. (Кейптаунская конвенция 2001 г.)!.

Похожие диссертации на Договор международной воздушной перевозки пассажира и багажа: понятие, особенности, система правового регулирования